Previous Entry Share Next Entry
Мегалиты и курганы бронзового века в народных преданиях и легендах
nap1000

4023_original
Каспар Давид Фридрих - "Мегалит зимой", 1807.

Народные предания, объясняющие появление дольменов, необычных больших камней и древних курганов, условно можно разделить на несколько типов. Один из них, более редкий, связывает мегалиты с "нечистыми" местами и даже с самим дьяволом. Появление таких легенд у европейских народов зачастую было переосмыслением древних святынь или других мест связанных со старыми языческими традициями после принятия христианства. Возможно, косвенно эти легенды также указывают на проводившиеся в языческие времена (что для восточной Германии = славянским временам) некие ритуалы в этих местах. Другой же, преобладающий, тип легенд прочно связывает мегалиты, как и курганы бронзового века, с великанами.


Великаны и древнейшее население Европы.


В большинстве немецких легенд и преданий мегалиты, камни-следовики и древние курганы обычно связываются с великанами, бывшими исконным населением северной Германии. Народ великанов исчез вскоре после принятия христианства, но какое-то время ещё сосуществовал совместно с христианами. Так к примеру, рюгенское предание рассказывает[1] , что самый большой курган на Рюгене, восходящий к брнзовому веку – Добберворт – возник от того, что некогда тут жили великанша, желавшая выйти замуж за рюгенского князя. Однако получила отказ, так как она была, как и все великаны, язычничей. В ответ она собрала большое войско и решила заставить князя жениться силой. Но так как жила великанша на полуострове Ясмунд, а князей рюгенская традиция неизбежно связывает с Бергеном или Гарцом, то на пути ей требовалось преодолеть переправу в Лицове. Опасаясь, что перешеек окажется слишком узок для войска, она решила его расширить. Набрав огромный мешок земли и камней, она отправилась к тому месту. На её беду в мешке оказалась дырка и содержимое высыпалось по пути, образовав огромный холм, называемый Добберворт.


Курган Добберворт, по преданию созданный великаншей, является самым большим на Рюгене и вторым по величине в Германии.

Схожим же образом легенда описывает и появление курганов бронзового века возле Рамбина на Рюгене. Когда-то тут жил великан по имени Бальдерик, который хотел построить переход с Рюгена в Поморье и также набрал огромный мешок земли. Но, так как в мешке случилась дырка, ничего у него не вышло, а высыпавшаяся по пути земля образовала девять холмов возле Рамбина. А согласно преданию из Кунова, гора Трюнкенберг возникла от того, что некогда великан пытался сделать дамбу на реке Дивенов, на острове Волин, но его мешок также порвался и земля высыпалась.[2]

Можно отметить, что в мекленбургских легендах с великанами так или иначе связаны курганы бронзового века, мегалиты и камни чашечники и следовики, но все по разному. Так, как уже было описано вышу, курганы бронзового века обычно связывались с «неосознанными» действиями великанов. По мнению крестьян, они возникали от того, что великаны несли куда-то землю, но просыпали её по дороге. Мегалиты же представлялись как могилы или постели великанов. Вот как легенда из Поморья описывает исчезновение великанов на острове Узедом:

В очень давние времена остров Узедом был населён великанами, которых также называли хунами. Были они огромного роста и исполненны необычайной силой, что с лёгкостью могли швырять самые большие валуны на большие расстояния. Когда один из них умирал, тогда его хоронили в каменном ящике, заваленном огромным числом самых больших камней. Такие гробницы называют могилами хунов (великанов). Раньше на Узедоме их было куда больше, чем сейчас.  Многие старые могилы были в недавнее время разрушены, потому что оттуда брали камни для строительства.

Когда кто-то из великанов решал прогуляться по острову, то ему хватало всего нескольких шагов, чтобы добраться с одного конца на другой. А для того чтобы перейти через реку Пене и добраться до континента, хтатало и одного шага.

Земледением великаны не занимались, так что хлеб для них должны были производить люди. Однажды одна девочка-великанша попала на поле, на котором трудился крестьянин с лошадью и плугом. Так как молодая великанша не видела до того ничего подобного, она завернула крестьянина с лошадью и плугом в свой фартук и принесла домой, чтобы показать матери. Великанша мать же укорила дочь за её детскую шалость и наказала отнести всё обратно в поле, где он мог бы спокойно работать. Иначе не только людям, но и великанам, грозил бы голод.

На острове же Волин великанов не было.[3]

Интересно же в этом случае более то, как крестьяне представляли себе этих великанов. Они не представлялись крестьянам какими-то ужастыми хтоническими чудовищами. И внешностью, и потребностями и занятиями они очень походили на обычных людей. Очень показательно тут предание, записаное во Фрайхайде, около Наугарда:

Много много лет назад в Поморье жили великаны, которых называли хунами. Когда люди пришли в Поморье, великанов уже оставалось совсем мало, так как почти все они вымерли. Однажды дочь старой пары великанов увидала в поле кресьтян с четырьмя волами, пашуших в поле. Так как она не знала, что это были за создания, она завернула их в свой фартук, и понесла показать отцу. Отец-великан же увидев их произнёс: «Ах, дочка, оставь их. Это земляные черви, тот вид, которому надлежит сменить нас.[4]

В других преданиях подчёркивается, что великаны исчезли из Поморья и Рюгена в связи с распространением здесь христианства. Как например это предание из Царрентина:

В давние времена, ещё до принятия христианства, эта земля была населена великанами. От наступающего христианства им пришлось отступить к самому побережью Балтийского моря. Потому они приходили в ярость, от того, что повсюду всё больше и больше появлялись христианские церкви. Тогда же они задумали запустить из района Штральзунда, где они тогда жили, в башню церкви Зассена огромным камнем... [5]

Такие рассказы о каменном обстреле церквей великанами также крайне характерны для Поморья и Рюгена. В основном с ними связывают камни с углублениями или следами, считая, что это следы рук великанов, кидавших по церквям камнями.

Нельзя не заметить, что история исчезновения великанов в Поморье и на Рюгене до боли напоминает реальную историю балтийских славян, так же бывших в этих местах, которых действительно вытеснили-истребили немецкие колонисты. Так же как и сказочные великаны, балтийские славяне были убеждёнными язычниками, и действительно нередко в ходе сопротивления немецкой колонизации и насаждению христианства, рушили первые церкви.

Впрочем, было бы ошибкой отожествлять мекленбургские предания о великанах со славянами. Во-первых, подобные предания известны всем без исключения германцам и параллель со скандинавскими троллями тут напрашивается сама собой. Во-вторых, мекленбургские предания знают и собственно славян-вендов и всегда отличают их от великанов. Скорее, остатки собственно германской немецкой мифологии  в этих легендах попросту смешались с реальными воспоминаниями о времени колонизации и освоения новых территорий.

Образ великана знаком и остаткам коренного населения Германии – лужицким сербам. Но стоит отметить и большую разницу в восприятии этого образа вендами по сравнению с немцами.  Так, в представлении немецких крестьян великаны всегда воспринимаются как чужаки, враждебные крестьянам существа, союз или брак с которыми немыслим. У лужицких сербов же известно предание о великане Спрейнике, от стрелы которого образовался исток реки Спрея – протекающей через многие сербкие земли. Великан Спрейник, подобно немецким великанам также выступает как древний создатель ландшафта, но при этом он видится как защитник и покровитель лужицких сербов, научивший их строить крепости и всегда готовый придти на помощь от врагов. [6] То есть для вендов великан мог рассматриваться как некий легендарный предок и защитник, в отличии от немцев, для которых великаны – чужаки и враги.

sprejnik
Великан Спрейник, легендарный предводитель лужицких сербов.

После такого затянувшегося вступления, пора бы наконец уже перейти к связи этих великанов из преданий с собственно мегалитами. Дело в том, что немцы называют этих великанов хунами ( в русской транскрипции правильнее было бы написание «гуны», но «хуны» более передаёт немецкое произнесение). Это слово характерно для континентальной Германии и Голландии и означает великана. Помимо того существуют и другие слова, обозначающие великанов, и, как показывает приводимая выше легенда из Поморья, иногда это слово требовало даже разъяснений («великаны, которых называли хунами»). При этом народное название мегалитов в северных и западных немецких диалектах : «Hünegrab» - «могила хуна (великана)» и «Hünebett» - «постель хуна (великана)». В голландском также – Hunebed  - постель великана.

Вообще, конечно, как немецкие, так и русские исследователи уже давно обратили внимание на видимую неовооружённым взглядом связь немецкого слова «великан» с названием легендарного народа времёх эпохи великого переселения народов – гунов. Вот что писал об этом в частности А. Кузьмин:

«Гуннские» имена готов – это как раз те имена, которыми обычно обосновывается германоязычие ряда прибалтийских племен, передвинувшихся в первые века н. э. в Центральную Европу и вошедших в гуннский союз: ругов, гепидов, герулов и др. Речь идет о многочисленных именах на «мар» (мир, мер) и «риг» (рих): Ва-ламер, Видемир, Теодорих и т.д. Разумеется, в этих именах нет ничего (или почти ничего) тюркского. Тем не менее «гуннский» язык назван Иорданом не случайно, и этот язык не был «домашним» гуннским средством общения. Приск Паннийский (V в.) сообщает, что «гуннский» язык отличался от собственного «варварского» языка гуннов, причем если в последнем языке можно предполагать тюркскую систему, то «гуннский» явно относился к индоевропейской группе. Судя по всему, это был язык общения разноплеменного коренного населения Центральной Европы, на территории которой сложилось гуннское государственное объединение. Этноним «гунны» известен в средневековой литературе в двух качествах: для обозначения пришельцев с востока и как название какого-то европейского народа. «Норманнская хроника» (IX в.) помещает «хунов» в числе скандинавских народов.106 Видукинд (X в.) считал, что «гунны» вторглись из «Готии», которой традиция отводила район Прибалтики.107 Некоторые авторы называют «унгарами» славянское прибалтийское племя укран (видимо, ветвь вагров).108 Название это существовало еще до того, как его получили венгры (в качестве наследников гуннов). У готов и вандалов были популярны имена типа Гунила, Гунерих, Гунимунд. Одно слово «гуннского» языка – название напитка medos – Приск приводит, и на этом основании некоторые авторы признают «гуннский» язык славянским.109 Почти наверняка на территории гуннского союза славяноязычное население составляло значительный компонент.

Не лишним будет отметить и то, что западно-славянское название великанов – обры – также отсылает нам ко временам великого переселения народов и той же территории, где были известны гуны. Так же как и гуны, история авар-обров тесна связана с историей славян. Также интересны восточно-славянские обозначения великана – велетень (украинский) и волат (беларуский). Велетами или велетабами, как известно, называлась одна из ветвей западных славян, более известных позднее как племенной союз лютичей на территории Германии.

Впрочем,  древние курганы и мегалиты не всегда ассоциировались с одними только с великанами. Один выдающийся случай в восточной Германии, хоть и является скорее исключением, но заслуживает того, чтобы остановиться на нём по подробнее.

Гробница короля Хинца – история, передаваемая из уст в уста 3000 лет.

Один из самых значительных исторических памятников эпохи бронзы – так называемая «могила короля» - расположен в исторической области Пригниц, на северо-западе федеральной земли Бранденбург.  Памятник представляет из себя самый большой в Германии и один из самых больших в Европе курганов-гробниц.  Археологические раскопки подтвердили название – это действительно захоронение могущественного властителя той эпохи. Но самое интересное во всей этой истории, что это – крайне редкий, даже уникальный случай, когда народные предания ещё в прошлом веке сохраняли память о событиях давностью в несколько тысячь лет. Но обо всём по порядку.

В 19 столетии в глухой сельской местности Пригниц, к северу от Бранденбурга, меж крестьянами были распространены предания о несметных сокровищах, зарытых в могиле короля великанов (гунов), что неоднократно зафиксировали немецкие краеведы.

«По всему Пригницу рассказывают легенды о короле великанов»  - отмечал немецкий исследователь Э. Фриедель.[7]

Другой немецкий собиратель старинных преданий – Адальберт Кун – в 1843 году сообщает о том, как крестьяне из деревни Кемниц, неподалёку от Прицвалька, целых три дня раскапывали могилу великана ( т.е. древний курган) в поисках золотого гроба, в котором, как они полагали, был погребён король великанов (гунов). Однако, вместо этого они нашли лишь несколько горшков с прахом, чем были немало расстроены.

Легенды эти, были известны и далеко за пределами Пригницы. Так, первооткрыватель кургана в Седдине сообщает сведения о том, что когда солдаты, бывшие родом из Седдина и воевавшие 1866 году против Австрии, рассказали в Богемии местным о своей родине, то их спросили, до сих пор ли сохранилась там могила короля великанов.

А вот в долине реки Шпреи в Дольной Лужице, несколько южнее Пригницы, рассказывали уже предание не о великане, а о могиле короля вендов, находящейся где-то между Перлебергом и Путлицом.

Впервые же предание о том, что золотой гроб находится именно под курганом в Седдине запечатлел немецкий исследователь Ледебур в 1844 году:

На сельскохозяйственном поле находится большой каменный холм. Многие рассказывают предание, что под ним похоронен король ободритов в золотом гробу. Но пока ещё не было решено проверить это раскопками.

seddin2
Курган "могила короля" в Седдине, в котором по легенде покоится король ободритов в золотом гробу. Акварель Пютца, 1899.

Схожую же легенду о кургане в Седдине священник Рагузе в 1888 году в довольно забавной форме. В своём письме в музей марки он сообщил о том, что один из предпринимателей Пригницы выкупил древние курганы, являющиеся могилами, для добычи камней. О самом высоком из этих курганов, которые в этих местах называют могилами гунов ( великанов) – сообщал пастор – рассказывают предание, что тут похоронен епископ в золотом гробу.[8]

Ещё больший интерес представляет заметка, опубликованная сотрудником берлинского музея, Эдвардом Краузе, в 1897 году в «журнале о этнологии, антропологии и древней истории»:

Во время раскопок на курганном поле близь деревни Седдин мои рабочие часто разговаривали о суевериях, бытующих в этом краю. То и дело упоминалась некая золотая колыбель, находящаяся под одним из курганов. Но под каким из них точно они не знали, иначе бы давно уже её выкопали.

"Другое предание повествовало о трёх больших курганах, расположенных на прямой линии на протяжении трёх километров.  Сейчас все они уже раскопаны, а один и вовсе снесён. Самый южный из них был самым большим. Во время моего посещения он сохранял ещё высоту около 8,5 метров и напоминал кратер  из-за проводившихся на нём раскопок. Назывался он горой Гарлина, по имени последнего владельца этой земли, но чаще же его называли горой Хинце, так как по преданию под ним был погребён король великанов Хайнц или Хинце. Король этот, согласно преданию, покоится в золотом гробу, а сам золотой гроб стоит в гробу серебрянном, а серебрянный же гроб – в бронзовом. При короле должны были находиться его золотой мечь и другие вещи.

В следующем же кургане, согласно преданию, должен был находиться золотой перстень короля великанов Хинце. Около 30 лет назад из этого кургана добывали камни для строительства дорог и домов, так что была снесена примерно половина холма,  и нашли золотой браслет. Правда, где он находится сейчас я выяснить не смог. Так было найдено золотое кольцо короля Хинце. И потому люди ещё более поверили в сокровища под горой Хинце и в то, что в третьем кургане зарыт сундук с золотом короля Хинце. Этот последний курган был полностью снесён во время добычи камней: ведь каждый из этих курганов был насыпан из камней и в основании содержал одну или несколько каменных камер. Правда, ни ларца с золотом, ни каких-либо других древностей в нём не нашли.

После того как было найдено золотое кольцо, владелец кургана короля Хинце никак не мог успокоиться. Дела его пошли плохо, так как он стал проводить больше времени в таверне, чем на своём хозяйстве и поле. Полагая, что золотой гроб короля Хинце поможет ему выйти из затруднительного положения, он принялся за дело. Неделю за неделей он со своим помошником возил камни из кургана Хинце, так что следующий владелец впоследствии смог продать несколько сотен возом камней для строительства дорог, и вырыл в конечном итоге кратер диаметром около 12-15 метров. Однако никакого золота гроба ему найти не удалось: один лишь только бронзовый меч, да ещё кое-какие вещи из бронзы. Всё это правда ушло на долги за дом и хозяйство. Настоящее же «золото» получил следующий владелец холма в виде камней, которые он выгодно продал."

Как видно, легенды эти были широко распространены по всей местности и никто кроме малообразованных крестьян не верил, что за ними скрывается что-то большее. Пока, спустя 2 года после этого сообщения в журнале, археологи не «докопали» начатые незатейливым крестьянином раскопки хинцева кургана. Какого же было всеобщее удивление, когда в основании кургана они нашли именно то, о чём повествовала легенда – тройное погребение!

seddin3
Открытие гробницы в основании кургана в Седдине. Акварель Пютца, 1899.

Правда, оказалось оно куда прозаичнее. Первым, «гробом» оказалась каменная камера, в которой был оставлен большой керамический сосуд – второй «гроб» предания. В этом керамическом сосуде находился и ещё один, очень изящно отделанный, сосуд из бронзы с прахом умершего – третий, «золотой» гроб короля Хинце. Рядом, как и гласило предание, лежал и меч короля, только также как и «гроб» он оказался не золотым, а бронзовым.

seddin1
Группа исследователей с артефактами у входа в гробницу, 1899.

grobniza
Прорисовка каменной гробницы.

По бокам от этого неординарного погребения находилось ещё два небольших и более простых керамических сосуда с прахом двух женщин – видимо, жён или наложниц короля. Кроме меча покойнику был оставлен и другой богатый инвентарь – украшенные бронзовые ножи, биевые топоры, браслеты, кольца и прочее. Как сам инвентарь захоронения, так и его величина ( он является самым большим не только в Германии, но и одним из самых больших в северной Европе ) не оставляют никаких сомнений – это действительно могила одного из могущественнейших варварских королей своего времени. А время это по радиоуглеродному анализу было датировано бронзовым веком, точнее – 900-800 гг. до н.э.

bild16.600x406
Вещи из каменной камеры в основании кургана в Седдине.

Находка это произвела в своё время настоящую сенсацию в Германии. Ещё бы, случай во всех смыслах уникальный – как само погребение, так и ещё больше то, что память о нём сохранялась в деталях на протяжении почти 3000 лет!

И вот тут вышла неувязочка. В первом тысячелетии до нашей эры тут должны были жить древние германцы, которые однако к середине первого тысячелетия нашей эры почти полностью покинули эти земли. Территорию заселили славяне, но и те практически бесследно исчезли в средневековье, будучи частично истреблены, а частично ассимилированы немцами. Получается, до современных немцев это предание должно было дойти в двойной передаче : древние германцы – славяне – немцы. Что само по себе, мягко говоря, очень маловероятно.

Однако, факт остаётся фактом. Предания были детально записаны до раскопок. Раскопки их подтвердили. Артефакты ныне в музеях, выставлены для всеобщего обозрения. Из песни слов не выкинешь.

Потому крайне интересным на мой взгляд является тот фат, что предание называет древнего короля хуном, вендом и даже ободритом. Конечно, немецкие исследователи даже и рассматривать такую возможность не хотят, отмаховаясь, что это мол уже позднейшая интерпретация, как и сведения о епископе в золотом гробу. Таким же поздним народным наложением они считают и имя Хинце. Действительно, такое имя было широко распространенно в Германии в средние века – как сокращение от имени «Хайнрих», «Хенрик».

Однако, раз случай этот уже 2 раза вышел за пределы сурового «так не бывает и быть не может» исторических концепций, и пронёс через три тысячи лет историю о великом короле в таких подробностях, то может стоит с максимальным вниманием отнестись к каждому слову легенды?

В действительности же истории известны десятки, если не сотни случаев, когда немецкое население, заселившее славянские земли, довольно оригинально перенимало слова из славянского языка – их заменяли схожим по звучанию, но не по смыслу немецким словом. Ну вот к примеру известный город Ратцебург на западе Мекленбурга. На современном немецком это название вполне осмысленно и означает «крепость хорька». Название, скажем прямо, более чем странное. Однако же, если заглянуть в хроники, то мы узнаем, что в средние века был ободритский князь Ратибор в честь которого и был назван город. Ну примерно как город Владимир на Руси был назван в честь Владимира. Немецкое название, таким образом, ничего общего не имеет с изначальным славянским и образовано чисто по созвучаю. Та же история и с Бранденбургом – по немецки это значит «погоревшая крепость», но название это образовано от славянского «бранибор» и также не имеет с ним ничего общего, кроме созвучая. На Рюгене меловые горы, расположенные на полуострове Ясмунд, по немецки сейчас называются «Штуббенкаммер». Если означает дословно «комната коморка» и отдаёт абсурдом. Надо ли объяснять, что всё дело в том что произошло оно от славянского «каменные ступени»?

Таких примеров можно отыскать великое множество, но нас же сейчас интересует не это, а то, что, учитывая такие немецкие особенности усвоения славянских слов, можно предположить и то, что слово Хинце – также является лишь созвучием изначального славянского слова. Ведь, как ни крути, получается, что предание это немцы переняли от славян.

Потому, хочу обратить внимание на тот факт, что в Лужице, до сих пор населённой теми самыми славянами, которые должны были рассказать немцам эту легенду, сохранились не только истории о «короле вендов» похороненном в Пригнице, но и другие крайне любопытные вещи.

Так, в частности, в 19 же веке в Лужице был записан целый ряд песен, которые в настоящее время считаются остатками древнего эпоса лужицких сербов. Песни эти выявляют ряд архаичных черт и повествуют о победе лужицких сербов над немецким королём. Начинаются такие песни традиционной запевкой «наши парни возврашаются с войны, коня нашего господина  ведут они с собой». Далее рассказывается о гибели князя и победе над немецким королём. Одним из главных мотивов песни является описания чудесного золотого перстня на руке славянского князя. По мнению сербских исследователей сюжет этих песен восходит к началу-середине 10 века, когда лужицкие сербы соединившись с венграми действительно нанесли поражение немецкому королю.[9]

Нас же в данном случае интересует, что в одном из вариантов этой песни «наши парни» ведут коня на котором сидит не «наш пан», а некий Хунце. На руке этого Хунце находится находится некий чудесный золотой перстень. Но кто же такой этот Хунце?

Сербские исследователи, желая доказать древность песни и связать её с историческими событиями 10 века интерпретируют слово «хунце» как «хуны»-«гуны» и отождествляют его с венграми. Однако, это натыкается на ряд сложностей. Действительно, венгров нередко называли в средневековой литературе гунами, вследствии того, что как и гуны они жили в Паннонии и также были так пришлым народом всадников. Это та же традиция, бытовавшая в текстах на латыне, по которой все без разбора племена, жившие восточнее Рейна называли германцами, а все племена восточной Европы севернее римских границ – скифами или сарматами. Этсюда же, считается произошло и германское обозначение венгров – хунгры ( смесь «хунов» и «угров»). Но одно дело латинские тексты, опирающиеся на чисто письменную римскую традицию и совсем другое – народные песни. Дело в том, что не известно, чтобы лужицкие сербы когда-либо называли вегров «хунцами». Они называют их «хунграми» - и это очевидное заимствование из немецкого. Их ближайшие родственники – чехи – также называют венгров не «хунцами», а мадьярами. Так что, если уж и переводить слово «хунцы», то именно как хуны ( по аналогии нем-цы , хун-цы ), а не как «венгры».

Варианты песни:
1.


2.
2

3.
1

Примечательно, что в третьей строке слово хунце стоит во множественном числе, в то время, как во второй строке «хунце» упомянут сидящим на одном коне. Таким образом, во второй строке Хунце вполне может обозначать имя сидящего на коне!  В пользу этого говорит и тот факт, что в других вариантах песни на месте «хунце» упоминается также один-единственный человек – пан, рыцарь или девушка, на руке которых был золотой перстень.Также и золотой перстень, принадлежащий не одному лицу, а целому отряду венгров, представить себе гораздо сложнее.

Как бы то ни было, фактом остаётся, что в эпосе лужицких сербов народ хунов, либо легендарный князь по имени Хунце был связан с неким золотым перстнем. И в то время, когда немецкие крестьяне искали в древних курганах золотой перстень короля хунов, ободритов или некого короля по имени Хинце, в Лужице рассказывали предания, что именно там на севере – в Пригнице – захоронен легендарный король вендов. Прелюбопытнейшие, надо сказать, совпадения!

Однако и это ещё не всё. Немецкие крестьяне были далеко не первыми, кто знал историю о захороненном в трёх драгоценных гробах короле. Вот как описывал готский историк Иордан в 6-ом веке смерть Аттилы – легендарного вождя гунов:

После того как был он оплакан такими стенаниями, они справляют на его кургане «страву» (так называют это они сами), сопровождая её громадным пиршеством. Сочетая противоположные [чувства], выражают они похоронную скорбь, смешанную с ликованием. Ночью, тайно труп предают земле, накрепко заключив его в [три] гроба — первый из золота, второй из серебра, третий из крепкого железа.

Снова три гроба: золотой-серебрянный-железный, снова гуны, снова великий повелитель, снова славянская речь. Целая серия совпадений.

Стоит также отметить, что в славянской мире от Эльбы до Волги был очень распространён образ мёртвого героя, восседающего под землёй на золоте и сокровищах (от русского Кащея, до рюгенского деда принцессы Сванвиты ) и образ находящихся друг в друге вещей ( от кащеевой смерти и русских заговоров, до эпоса лужицких сербов).

Как связаны короли каменного и бронзового веков с великанами, гунами, славянами и великим переселением народов? Не могут ли восходить корни тех обрядов и легенд, с которыми была связанна смерть Аттилы ещё к бронзовому веку? Похоже, этот вопрос достоин самого пристального изучения, потому как то, что они связаны, отрицать сложно. Особенно ввиду того, что гуны упоминаются Бедой Достопочтенном среди народов Германии наряду с фризами, ругами и саксами ещё в раннем средневековье.

Ссылки:

1 - U. Jahn - Volkssagen aus Pommern und Rügen, Die neun Berge bei Rambin, 1999.
2 - U. Jahn - Volkssagen aus Pommern und Rügen, Der Dubberworth, 1999.
3 - A.Haas – Pommersche Sagen, 1921, s. 54-55.
4 - U. Jahn - Volkssagen aus Pommern und Rügen, Hünen und Bauern, 1999.
5 - U. Jahn - Volkssagen aus Pommern und Rügen, Der Riesenstein von Zarrentin, 1999.
6 - E. Schneider - Sagen der Lausitz, 2011.
7 - Здесь и дальше по: A. Kiekebusch - Das Königsgrab von Seddin, 1928.
8 - Здесь и дальше по: A. Kiekebusch - Das Königsgrab von Seddin, 1928.
9 - J.Rawp - "Nase golzy z wojny edu" - staroserbski episki spew, Letopis instituta za serbski ludopyt, Rjad C, 1954-1957.



  • 1
Интереснейший материал, но сегодня уже не дочитаю. На завтра!

Кстати насчёт мегалитов Рюгена и Померании - где-то попадалась легенда, что их непосредственно прямо на глазах местных жителей строили злые духи и демоны, которым те местные жители поклонялись, и которых просто обожали! Перенося колдовской силой камни прямо по воздуху! Не дочитал до конца, может быть - Вы привели эту легенду тоже. Но я точно не помню, у кого это было. Возможно, у какого-то немецкого хрониста.

Ну то есть языческие боги, как бы чуть ли не на глазах самих местных жителей строили эти мегалиты!

А насчёт обстрела церквей камнями - есть же и про Свентовита такая легенда, что, мол, он камнями церковь в Альтенкирхене закидывал по первому времени!

Нет, видимо, я их пропустил. Легенды про ведьм, дьявола, различную нечистую силу и язычество я сюда пока совсем не приводил, а то и так получилось больше чем ожидал. А про Свентовита - это откуда? Был бы очень благодарен, за ссылку, где эти легенды можно найти. Или хотя бы кто их упоминал.

Edited at 2012-11-20 11:31 pm (UTC)

в украинском Полесье бомбардировкой церквей камнями занимались Перун и Дажьбог)
а в Скандинавии - тролли.

Спасибо! Какая хорошая параллель!

Не совсем понял вы в начале писали, что немцы положительно относились к этим великанам, а потом что отрицательно. Или я что-то недопонял?

Они не воспринимали их как каких-то зловредных чудовищ. Эти великаны выглядят вполне как люди, у них человеческая одежда, человеческие имена, человеческие потребности и жизнь. Иногда они пытаются породниться с людьми или спорят с ними. У них длинные золотистые волосы. Но они язычники и чужаки. В принципе к вендам в легендах отношение схожее ( но иногда кстате, неожиданно очень хорошее даже сочуственное я бы сказал). Там тоже чёткое разграничение. И те и другие не свои. Думаю образ северо-немцких великанов может быть памятью как о собственно германской мифологии с её троллями, так и о тех временах, когда немецкие поселенцы бок о бок жили с язычниками славянами и о их первых непростых взаимоотношениях.

Edited at 2012-11-21 09:39 pm (UTC)

В давние времена, ещё до принятия христианства, эта земля была населена великанами

чёрт.
как звучит...

если что, я только перевёл)) У немецких крестьян в Мекленбурге действительно мир чётко делился на своих и чужих, а свои и чужие это либо немцы - венды, либо христиане - язычники, либо люди - великаны. Иногда всё это плавно переходит из одного в другое.

Edited at 2012-11-21 10:26 pm (UTC)

напомнило - "У нас богатыри были только до введения христианства. После введения христианства у нас были разбойники". Иван Киреевский.

А у нас только менгиры есть.

Ну если Украину в целом рассматривать, то в западных областях вроде как и мегалиты изредка встречаются. Вроде того на горе Богит, который ещё у Рыбакова на фоне збручского идола нарисован.

А курган Хильце относится к Лужицкой культуре?
Интересное описание быта великанов и людей вы приводите... Великаны не сеют-не пашут и живут трудами людей! С одной стороны похоже на отношение кочевников к покоренным земледельцам, а с другой - ведь так жили русы, да и руги с герулами похоже так же устраивались в 5 веке!
Немного юмора на последок - конечно рюгенский князь отказал великанше исключительно потому, что она была язычницей! Сразу открываются реальные причины христианизации острова! От домогательства избавиться хотели!

Edited at 2012-11-22 12:14 pm (UTC)

Чесно говоря не знаю, надо что-нибудь дельное о лужицкой культуре прочесть, были ли там погребения такого типа. Вообще обычно ареал лужицкой культуры вроде как изображают восточнее этих мест. Но видел в музее лужицкую (если не ошибся) керамику из соседней деревни с этим курганом.
Тогда, получается до 12 века руян можно подозревать в браках с великанами) Так вот отчего Иордан выделял выдающийся рост ругов)))

По свидетельству П. Й. Шафарика, живших в Валиском кантоне Швейцарии славян и в его время немцы называли гунами (Huni) http://commons.wikimedia.org/w/index.php?title=File%3A%D0%A1%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D1%8F%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8._%D0%A2%D0%BE%D0%BC_1._%D0%9A%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B0_2._1847.djvu&page=104
Он сопоставлял это с устойчивым употреблением франкскими и немецкими авторами, писавшими на латыни, прозвища «собаки» (canes) в отношении славян, но возражал против выведения этого названия от германского Hund – «собака». Действительно скорее, наоборот, давнее обобщающее название восточных соседей превратилось у германцев в уничижительную кличку, наподобие «чурок», в которых отразилось искажённое наименование тюрок.
У себя в 12 главе я высказал предположение, что славянская общность образовалась на осколках Гуннской державы, и в некотором роде славяне выступали наследниками гуннов.

А в Тироле славян называли не только виндами, но и антами. Веселовский А. Н. в статье «Онемеченное славянское поселение в Тироле» передал следующую легенду о них:
«Местность, в которой живут ныне онемеченные славяне Пустерталя, занимает около девяти квадратных миль с населением приблизительно в двадцать две тысячи. Славян заменила славяно-баварская помесь; в предании, записанном на разделе вод и народов, байваров и славян, последние представляются какими-то троглодитами, пещерными людьми, как бы попрятавшимися в скалы перед наплывом другой народности. В старые годы жили в Виндтале, в Берлоге антов (Antisches Loch), какие-то люди, редко или никогда не появлявшиеся в долине. Только однажды пришла оттуда девушка-красавица и нанялась в услужение в Преттау. Она была молчалива и никому ничего не говорила о своём роде-племени, говорила только, что в Преттау ей быть недолго, потому что, когда появится вооружённый всадник на белом коне, ей снова надо будет вернуться в свою берлогу. Так рассказывая, она плакала. И действительно, как скоро появился всадник, девушка исчезла. Из берлоги и теперь ещё слышат детский плач, а на камнях кругом видели нередко пелёнки, сушившиеся на солнце. В песке у берлоги находят крошечные светло-жёлтые камешки, величиной с горошину и менее; им приписывают целебное свойство: вытягивать из глаз осколки дерева и сор, туда попавший. Говорят, что это окаменевшие слёзы антских людей» (Веселовский А. Н. Избранные труды и письма. – СПб.: Наука, 1999. – С. 95).

Хотя здесь вроде бы не говорится о мегалитах, а наоборот о крошечных камушках, но зато можно увидеть параллель с упомянутым В. Далем преданием о волотах: «в Сиб. говор., что целый народ волотов заживо ушел в землю». Само название антов в немецком предании, возможно, означает именно великанов, подобно древнеанглийскому ent, которое употреблялось наряду с eoten (ср. ётун), причём ent в «Беовульфе», а также в «Руинах» связывается с искусными изделиями – не только драгоценностями (Beowulf. 2717, 2774), но мечём (1679) и шлемом (2979), хотя иногда меч связывается с eoten (1558, 2979), но чаще так называются чудища.
К слову, интересно, что если Б. А. Рыбаков и другие считали антов предками полян, истолковывая название тех как «исполин, богатырь» (ср. поляница в жен. роде), то Д. Р. Р. Толкин изобразил энтов этакими «древлянами»))


Edited at 2012-11-22 08:37 pm (UTC)

хорошая подборка! Кстате про некоторые мегалиты у немцев тоже есть легенды, что в них живут некие карлики. Впрочем, это очень распространнённый образ, когда более древний народ уходит "под землю" или в пещеры, будучи вытеснен пришельцами. Та же чудь знаменитая.
Интересно, откуда это представление о предках-великанах вообще взялось? Ну то есть великанами же теже жители мегалитов и следующие культуры не были в прямом смысле этого слова. Ещё можно как то объяснить, что великанами называют своих предков ( по типу - раньше люди не то что мы были, а настоящие богатыри-герои или полубоги). Но ведь тут получается, что не только они себя так называли, но и соседи их так называли:)
Вообще кстате, если посмотреть на индоевропейские мифологии - греческую или скандинавскую - то в них ведь великаны - это тоже древнее чужое аборигенное население, с которым воевали боги-предки или покровители людей. А у славян такого нет. Можно конечно, предположить, что не сохранилось. А может и правда не было и как раз они выводили себя от великанов?

Вспонимается также загадочный великан на трипольской керамики из ЯДС Рыбакова, которого он отождествляет с Пурушей. Да и сами трипольцы более чем интересны - кем они были и куда пропали. Возможно, с предками славян они были связаны - по крайней мере с лужицкой культурой параллели есть, да и само место жительство как бы намекает. Народы конечно меняются, но ведь ничего бесследно не проходит.

про гуннов
Первое упоминание о замке (Вевельсбург) относится к 12му веку и гласит, что местный правитель "приказал перестроить замок Вевельсбург, что относится ко временам гуннов".

Интересное упоминание. Получается "времена гунов" - ещё средневековье.

Такой серьёзный источник как википедия))) утверждает, что первое упоминание Вевельсбурга у Саксонского Анналиста под 9-10вв. в контексте войн с венграми. Просмотрел бегло эти века в хронике, но толи пропустил, толи это в другом месте, толи вообще там этого нет. Хотя, венгров, немецкие хронисты действительно называли гунами вполне осознано, понимая, что это разные народы, но как бы используя это слово как бы как синоним "всадники из Паннонии", что конечно сильно отличается от гунов в народном представлении. Надо будет всё-таки найти это место. Интересно, как этих "гунов" прокомментировал переводчик.

Девочка-великан и пахарь

"Очень показательно тут предание, записаное во Фрайхайде, около Наугарда:

Много много лет назад в Поморье жили великаны, которых называли хунами. Когда люди пришли в Поморье, великанов уже оставалось совсем мало, так как почти все они вымерли. Однажды дочь старой пары великанов увидала в поле кресьтян с четырьмя волами, пашуших в поле. Так как она не знала, что это были за создания, она завернула их в свой фартук, и понесла показать отцу. Отец-великан же увидев их произнёс: «Ах, дочка, оставь их. Это земляные черви, тот вид, которому надлежит сменить нас."

Такое же предание в точности сохранилось в Карелии!

"В книге выдающегося финляндского этнографа и археолога Теодора Швиндта «Народные предания северо-западного Приладожья, собранные летом 1879-го года», изданной в Санкт-Петербурге в 1880 году и давно уже ставшей библиографической редкостью, также приводятся уникальные сведения о «великанах древней земли Корельской».
«На Ладожском побережье, — пишет Т. Швиндт, — существует предание, что когда-то в этих местах жили огромные люди, так называемые метелиляинены, или мунккилайнены, которых постепенно вытеснили отсюда лапландцы и финны». Метелиляинены отличались громадным ростом и невероятным шумом, который они производили при своем передвижении по лесу, откуда, собственно, происходит и их название (от слова «meteli» — шум).
«Одной из самых распространенных можно считать легенду о девушке-великанше и пахаре. В ней говорится, что девушка-метелиляйнен случайно наткнулась в лесу на чужака, который пахал землю на лошади. Она побежала к отцу и все ему рассказала. Отец велел отвести его к тому месту и, увидев пахаря, понял: «Нам придется уйти отсюда и оставить землю пришельцам»." (А.Попов, ДРЕВНИЕ ТАЙНЫ КАРЕЛИИ ИЛИ ГИПЕРБОРЕЙСКАЯ ТРАДИЦИЯ КАРЕЛИИ, Москва 2008)

Re: Девочка-великан и пахарь

Интересное предание. Правда довольно странно, что такие предания бытуют у финов и лаплангдцев. У меня лапландцы как то очень слабо ассоциировались с эдаким "высокотехнологичным, оседлым земледельческим народом", который может вытеснить более древнее, архаичное население. А сами себя, они получается, такими считают))) Вообще, как то сложно себе представить даже что такие предания могли появиться в среде скотоводческих народов. Уж не попали ли они к ним случаем от славян? На славянское заселение финских земель и вытеснение славянами-земледельцами финов-скотоводов с насиженных мест как раз очень похожа эта история. И на истории о всякой чуди белоглазой, которая ушла-исчезла.

Как интересно!
Надо же сколько нахлынуло ассоциаций тут на беларуси.
Вспомнила и легенды о горах-волатовках, где похоронены великаны и великанши...
И легенду о Неринге - юной великанше, благодаря которой родилась Куршская коса..
И главное поняла изначальное значение нашего слово "голец" благодаря лужицкой песенке.

"Ў садку жартуе [ветрык] з верабінай,
Як голец-хлопец той з дзяўчынай" (Якуб Колас - беларусский поэт и писатель).

Вот только про гуннов ничего пока не слыхала.
Только, что беларусов на родине моей свекрови, в Литве, называют гудами (готами).
Мне еще попадалась карта, на которой Беларусь значится по-старинке Гудия.
Но это так, лирической отступление.

Очень интересно! Не знал, что литовцы называют белорусов гудами. Раньше слышал только про то что русских называют кривсами, от кривичей. Хотя, возможно, это относится не к литовцам, а латышам.

Здравствуйте, друзья! Извините, что поздно, но только сейчас прочитал.
Несколько замечаний к статье и к комментариям.
1. Гунны, кто они были? Современники, Приск, упоминают только два гуннских слова: мёд и камос (квас?), питье из ячменя. Они славянские. Но говорят, что у гуннов разные народы, в том числе и славяне, были на подхвате. Были покорены и прислуживали господам. От них, мол, Приск и услышал эти слова. Но в рассказе о похоронах Аттилы Иорнанд упоминает и третье гуннское слово – страва (тризна, поминки). Но короля наверняка хоронили родственники, знать, родной народ. И для них это славянское слово – родное! Если мы пойдем далее в более поздние века, то увидим, что гунны в источниках ясно отождествляются с славянами, например у Беды Достопочтенного, в византийской Пасхальной хронике, у Кедрена, в немецких эпических сказаниях и проч. Саксон Грамматик утверждал, что русы и гунны - суть один народ. Достопочтенный Беда называл гуннов славянами с Балтики. Аноним Самбургский вкупе с Единогардом считал гуннов паннонийскими славянами. Неврами, древним славянским племенем, называл гуннов Филосторгий, Прокопий Кесарийский утверждал, что гунны и славяне очень схожи во всем, а Гельмольд отмечал, что другое название Руси – Хунигард. Гунны иначе Склавины", выражается Кедрин, рассказывая об их нашествии на Фракию в 559 г.). А Прокопий замечает, что Славяне в обычаях и образе жизни имеют много общего с Гуннами. Ваши статья и комментарии (о короле то ли гунне, то ли ободрите, и о славянах в Швейцарии)подтверждают это.
Считать их тюрками, уграми, или даже монголами! нет никаких оснований. Просто нет! Вы скажете, что венгры считаются потомками гуннов. Так ведь здорово иметь столь знаменитых предков. Тем более русские историки не просто молчат, а соглашаются! Дурной пример заразителен. Шведы и немцы не только украли у наших пращуров славу покорителей Рима, но и способности у них управлять собой и создавать своё государство. И опять русские историки громче всех подтверждают это! А ведь один из ярких героев русской истории, гетман Хмельницкий, считал для себя примером «русского князя» Одоа́кра (Одовакар, лат. Odoacer, Ottokar, ок. 433 — 15 марта 493, Равенна) — предводителя племени герулов, ругиев или скиров, живших в долине Дуная. Сей Одоакр сместил последнего римского императора. Сейчас его считают германцем. То есть 400 лет назад на Руси помнили свою историю.
История продолжается… Брестскую крепость прославили… чеченцы!? Это они, а не русские солдаты стояли там насмерть. То-то ещё будет.
2. Один из комментаторов утверждает, что имена народов очень часто переходят от одного к другому. Обычное, мол, дело. Странно. Дайте примеры. Может и бывает, но крайне редко.
Взять современную Северную Германию. Там древние историки и в начале 1 тыс. н. э. и в конце тысячелетия перечисляют больше десятка народов с одними и теми же названиями (варины - варны, варяги; лугии, лужичане; руги, руяне и т. д.) и почти тем же местоположением. Только в конце тысячелетия точно известно, что это всё славяне, а вот в начале это всё германцы. Правда, сейчас историки поправились: ой, простите, это кельты! Как это получилось? Да просто! Пришли славяне, захватили землю, хозяев или уничтожили или ассимилировали. А названия «несчастных народов» оставили. Уж больно красивые эти кельтские (германские) слова. И стали называть ими себя! И так почти 15 раз в одном районе Европы. Смешно? Ну что Вы! Тут и историки, и лингвисты пашут, как рабы на галерах. Куча работ, обоснований.
Тоже говорят про вендов, венедов, вандалов. Говорят и кельтском происхождении их и о германском. Есть один непреложный факт. Известные венды - а это венды из нынешней Восточной Германии; венды из Руси (вятичи); венды, жившие на территории нынешней Словении, были славяне. В первых двух местах и сейчас живы носители языка, а для вендов Словении известен словарь вендского языка (М. Орбини), а их потомки - словенцы. Остальные варианты - кельтский или германский - только предположение учёных мужей, на мой взгляд, ни на чём серьёзном не основанное.

3. Один из комментаторов рассказывает о заселении финно-угорских территорий славянами на севере и в центре России. Всё – то мы у других отобрали. Своё – только полесские болота. Остальное – чужое!
Но ДНК-генеалогия говорит, что предки славян с гаплотипом R1A1 пришли в эти места примерно 4500 лет назад, а финно-угры с N1C1 2000 – 3500 лет назад. Так кто там был раньше? И Гусева и Жарникова в своих работах убедительно показывают об индоевропейских корнях названий рек и озёр в тех местах.

Уважаемый nap1000. У Вас очень интересные статьи! Только что прочитал о лужицкой песне. Статья давнишняя и я решил комментарий поместить сюда.
Видимо немецкий автор решил, что возглас хий - венгерский. Типично для немцев. Обычное славянское хей, гей, гой, эй, ой.
Насчёт венгров. Мне не известен ни один славянский народ,который бы их называл гуннами. Из содержания песни видно, что хунци (хунчи?) заменяет именно князя, всадника. Из этих двух Ваших статей можно предположить, что хунци может означать богатырь, витязь, всадник, конник. Шальная мысль – аналогия КОННИк и ГУННЫ. А что, известен Куннигард – столица гуннов. Ну это так, полушутка. Но в любом случае, термин гунны либо славянского, либо арийского происхождения.

  • 1
?

Log in