nap1000 (nap1000) wrote,
nap1000
nap1000

Categories:

ex quod in die kalendarum augusti...



Любопытная параллель. "Страдания гамбургских мучеников" называют датой произошедшего христианского чуда 1 августа. Нужно сказать, что исторические источники разных сюжетов "Страданий" изучены на настоящий момент весьма не плохо. Большинство событий, объединённых в этом источнике позднее, таких как нападение на Гамбург 845, убийство саксонской знати 880 и даже смерть папы Бенедикта в Гамбурге, согласно более достоверным и близким к событиям источникам, произошли в другие дни. Почему же вдруг в легенде появилась совсем иная дата, так пока никто и не смог убедительно объяснить.

Предлагаемые варианты, мол, "дату потребовалось сменить, чтобы не так была видна выдуманность истории" в оригинальных событиях и вся легенда воспринималась как совершенно иная история - не выдерживают критики. Если бы это был вымысел, да ещё и с целью сделать легенду более достоверной, была бы взята какая-то из настоящих дат. Для каждого региона она могла бы быть своей: для Минденского епископста - дата смерти Минденского епископа, для Верденского епископства - дата смерти верденского, а для Нордальбингии - дата смерти Бенедикта, которая была выбита в это время в Гамбургском соборе. Можно было бы ожидать как разных дат, так и как раз зависимости этих дат от предполагаемых хроник, с которыми могли быть знакомы поздние авторы.

Но ничего подобного. Все варианты легенды, а таких - десятки - говорят о 1 августа. И не просто говорят - этот день ведь стал днём почитания мучеников в Эбсторфе. Там им пелись молитвы на латыне и немецком и были посвящены ритуалы.

А что собственно такое 1 августа? "Страдание" сообщает, что это "St. Petri ad vincula" - то есть католический праздник в память о пленении Св. Петра и явлении ему ангела, который его чудесным образом освободил. Это хорошо подходит к сюжету о чудесных знамениях в Старигарде и чудесном освобождении христианских пленников.  Но...в чисто литературный вымысел здесь верится с трудом, потому, что это не литературное произведение, а легенда. У неё нет одного источника-прототипа, она появляется сразу как ветвь легенд с разными подробностями, в которых меняются детали. Составляющие же ярдо сюжеты остаются неизменными и один из таковых - 1 августа. Потому, возникает подозрение, что дело должно было обстоять сложнее. St. Petri ad vincula могло быть уже как раз интерпретацией присутствовавшей в легенде изначально даты, тем паче, что под сюжет такая интерпретация подходила весьма не плохо.

Легенда родилась и распространялась первое время в устном виде в христианском славянско-немецком мире. Я предполагаю, что первыми её распространителями могли быть, кроме церковников гамбургско-бременского-верденского епископств и уже перешедшие в христианство славяне-ободриты из епископства ольденбургского, т.е. старигардского, что и объясняло бы присутствие в легенде сложно объяснимых иначе славизмов. В этой связи хочется обратить внимание на интересное сообщение Гельмольда, по моему мнению, бывшего знакомым с легендой именно в этом славянском её варианте. Где-то в 1110-1112 произошло нападение рюгенских славян на Любек - христианскую столицу христианской династии ободритов, ставку короля Генриха. Известно, что там в это время находилась церковь, которую рюгенские славяне разрушили уже во время Прибислава Вагрийского. Основание церкви можно наблюдать в Любеке и поныне - археологи специально оставили обрамляющие контуры камни фундамента после раскопок. А сами раскопки дали очень интересный материал - большое скопление дорогих вещей: золотые перстни удивительной работы, среди которых одно очень специфичное, с надписью Thebal cuttani. Все находки таких перстней в Германии связаны с самими высокими чинами - епископами, даже императорами...Всё это указывает на пребывание здесь не только немецких монахов (о чём рассказывает и Гельмольд), но и высших христианских чинов. Кроме само-собой разумеющегося старигардского епископа, можно предположить и гамбургских гостей вплоть до архиепископа (например, на освящении церкви), способных сделать такой подарок. С другой стороны, можно предположить и нахождение здесь и славян-христиан знатного происхождения из свиты Генриха. Очень подходящее место, в поисках возможного места соприкосновения славянского и саксонского христианских миров и обмена ими информацией. Особенно, если учитывать, что ударную силу Генриха составляли войска нордальбингских саксов, а сама Нордальбингия, столицей которой был Гамбург, была в это время его леном.

Так вот...когда Генрих из засады нападает на войско рюгенских славян, сообщается:


Начальник крепости, искусно высмотрев [101] Генриха, показал его [своим] друзьям, которые впали уже в смятение, ибо до них дошел слух, что он был якобы захвачен врагами в ту ночь, когда ушел.

Взвесив опасность, [в которой находились] его люди, и силу осады, Генрих вернулся к своим союзникам, провел войско тайным путем по берегу моря до устья Травны и сошел по дороге, по которой должна была спускаться славянская конница. Когда раны увидали множество спускающихся по дороге от моря [людей], они подумали, что это их конница, и сошли с кораблей навстречу им, радостно рукоплеща. А те, громко распевая молитвы и песнопения, напали внезапно на врагов и гнали их, устрашенных неожиданностью, до самых [их] кораблей. И великое поражение понесло райское войско в этот день, [много их] пало убитыми около крепости Любек, и число тех, которые утонули в волнах, было не меньше, чем павших от меча. И насыпали огромный курган, в котором сложили тела погибших, и в память победы зовется этот курган Ранибергом до сегодняшнего дня. И был возвеличен господь бог в тот день делами христиан, и постановили они праздновать этот день августовских календ 101 во все времена в знак и в память того, что господь поразил ран на глазах народа своего 102.


Magnificatusque est dominus Deus in manu Christianorum in die illa, statueruntque, ut dies Kalendarum Augusti celebretur omnibus annis in signum et recordationem, quod percusserit Dominus Ranos in conspectu plebis suae

День августовских календ был таким образом национальным, религиозным праздником в христианском государстве ободритов. Это был день, когда христианский бог помог одержать победу над язычниками и снять осаду с города, освободив находившихся там и уже впадших в отчаяние христиан. Кажется, весьма любопытная параллель. Ещё любопытнее, что Гельмольд ещё не связывал этот день с вполне подходящим к событиям днём освобождения Св. Петра - не смотря на то, что был священником и должен был подобные праздники знать. Судя по словам "Раниберг" и "по сей день", эту информацию он должен был получить от любекских монахов - видимо, тех которые потом бежали в Фальдору и знали, что потомки Крута были рюгенскими славянами. Но если бы "поставили праздновать этот день" в 1110 году действительно любекские священники, можно было бы ожидать всё того же, что произошло в "Страданиях" - отождествлении с Св. Петром. Потому, мне кажется, что могло произойти несколько иное. Описывается, как эти христианские ободриты сначала проводили над убитыми рюгенцами вполне языческий ритуал - захоронили их в кургане "в память". Ингумации в курганах в землях балтийских славян действительно многочисленны, в том числе и груповые.

Интересно, а не могла ли и дата этого ритуала быть не случайной 1 августа, а связана каким-то образом ещё с языческими традициями? Если эти подозрения верны, то на лицо был бы типичный пример раннехристианского "двоеверия" и адаптации языческого праздника в новые христианские реалии, каких известно так много из всего славянского мира...А сама дата 1 августа, таким образом, представлять из себя один из ходячих раннехристианских-двоеверных сюжетов, специфичных для ободритов.

Tags: заметки, мысли в слух, ободриты, саксы, христианство, язычество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments