nap1000 (nap1000) wrote,
nap1000
nap1000

Categories:

Курганы в Ральсвике. Часть 3.



Вкладываемые в могилу вещи, как часть похоронной церемонии.

***

Илл.20. Сосуды для транспортировки праха и вкладываемых вещей.


Илл. 21. Более мелкие сосуды (сосуды для питья?)

Вкладываемые в могилы вещи, указывающие на особое богатство покойников, были лишь в немногих захоронениях. В могиле 3/41 захоронений типа В был найден деформированный золотой шарнир от шкатулки, попавший в остатки кремационного костра (илл.14, таб.39). Остатки позолоченной бронзовой чаши были обнаружены в остатках кремационного костра в холме 3/132 захоронений типа В, также как и серебрянная бусина, бусина из глины и «неорганический хлеб». Две бусины с золотым обрамлением были найдены в остатках кремационного костра под холмом 2/76. В многократно использованном месте кремации 2/72 рядом со стеклянными бусинами был найден позолоченная бронзовая подвеска. Серебрянная проволока для обмотки рукояток ножей была найдена в холмах 2/92, 3/33, 3/34 и 7/8. Остатки серебрянных монет или серебрянные монеты, использовавшиеся как подвески, были найдены в могилах 2/87 (рядом со цепочкой бысинок) , 3/8, 3/70, 3/77 и 3/83. Питьевой рог из серебра лежал  в могиле 3/92а. Драгоценные металлы были найдены всего лишь в 12 могилах захоронений типов А, Б и С и одной устрине. Пять находок из захоронений типа В можно обэяснить без затруднений. Драгоценные металлы сберегались, вынимались или были сильно расплавлены и не были кранспортированны вместе с остатками кремационного костра. Примечательно, что драгоценные металлы были найдены лишь в шести из 35 остатков костров под холмовой насыпью и нескольких устрин. Часть вещей из серебра и золота могла почти полностью расплавиться. И всёже, очевидно, такие вещи не слишком часто лежали на кремационном костре. При детальном осмотре остатков кремационных костров были выявлены частички бронзы и железа.

Илл. 22. Маленький золотой шарнир, растично распалвлен, возможно, бывший частью шкатулки.

Чаще встречались остатки украшений, отделки одежды и приборы из бронзы. В восьми холмах лежали остатки чаш, или бронзовых окладов чаш изготовленных из дерева. Такие чаши могли быть изготовлены в мастерских поселения в Ральсвике.Бронзовые застёжи ремней были найдены всего 3 раза. Лишь один раз был найден остаток кольца, видимо височного, в захоронении типа А в холме 2/47. Концы этого кольца, по которым можно было бы сделать однозначное заключение, были расплавлены. В следующем захоронении типа А (3/61) были обнаружены части янтаря, возможно бывшие игральными камнями. Редки и находки, указывающие на торговую деятельность. Кроме бронзовой чаши весов (6/11), были найдены немногочисленные гирьки (3/20, 3/25, 3/62 ?, 3/94, 6/11). Единично сохранились бусины из стекла и глины. Указания на деревянные ящики, находившиеся на кремационном костре, напротив были найдены в большом числе, о чём уже упоминалось. Ключи и замки сохранялись реже (3/46, 3/132, 6/17). Только с четырьмя захоронениями были связаны найденные части оружия. Погнутый наконечник копья, верояно хранившийся в сосуде (деревянном ящике?), был найден в захоронении на вершине 2/21. Другой наконечник копья был найден в могиле 7/1. Остатки, видимо, боевого топора с сохранившейся деревянной частью были найдены в двойном трупоположении мужчины и женщины 3/111 и ещё один боевой топор скандинавского типа в могиле 2/96. В некоторых могилах и остатках кремационных костров были найденны массивные вытянутые в длинну овальные предметы из глины, которые D. Warnke интерпретирует как «неорганический хлеб». Предметы такого типа имееют примерно одинаковую форму и размеры, то есть речь идёт о специально изготовленных для похорон вещей. Видимо они ложились в могилу как символическая и нескончаемая придача покойному хлеа – одного из главных продуктов питания.

Выдающиеся находки распределяются среди могильных групп следующим образом: группа 1 не содержит таких находок; в группе 2 такие находки были в 14 могилах захоронений типов А, В, С и К;   В группе 3 в трёх могилах было найденно 27 таких находок. Группы 4 и 5 не содержали таких находок, кроме «неорганического хлеба в группе 5. В группе 6 было шесть выдающихся находок. Могилы группы 7 были зачастую разграблены и не могут представлять реальной картины. Могила 7/6 была богато оснащена.

В итоге вкладываемые вещи в общем скудны. Лишь примерно в 50 из 340 исследованных могил были найдены выдающиеся находки. В большинстве холмов лежали остатки керамики, заклёпок, гвоздей, креплений и животных. Примечательно, что не имеется указаний на чашечные фибулы (Schalenfibeln), дозовые фибулы (Dosenfibeln) и другие типичные украшения, скандинавского происхождения. «Также почти полностью отсутствуют указания на типичные предметы для славянских могил того времени в приморских областях, такие как височные кольца, застёжки ремней  и перстней» (Warnke 1989). На дальние связи указывают остатки подвесной цепочки и подвески из могилы 6/29, которые были распространены в регионах населённых балтами.Вообще же ремесленники Ральсвика и сами были в состоянии изготовитьчасть вложенных вещей. Мастерские по производству керамики неизвестны в главном поселении, они должны были находиться где-то в его округе. Могильные группы, также как и находки из главного поселения, указывают на то, что это место было хотя и хорошо обеспеченным, но не выдающимся торговым центром.

Илл.23. Серебрянное украшение.

К датировке места погребений

По уже названным выше причинам, датировка единичных групп погребений невозможна. Самая старая монета из могилы 3/8 отчеканенна по вышедшей из употребления дорестадской, видимо принадлежит 9/10 вв. Другая поддающаяся определению монета из могилы 2/87 относится ко второй половине 10 в. Некоторые остатки серебра возможно были не поддающимися теперь определению монетами. Выдающиеся находки также не дают никаких зацепок для датировки единичных погребений. Крайне редкое нахождение традиционных для славян застёжек ремней и отсутствие височных колец, часто находимых в позднеславянских захоронениях на Рюгене и в приморских областях, может обэясняться тем, что полем погребений в Ральсвике практически не пользовались позднее 11 века.  Фрагменты бронзовых чаш датировать невозможно. Стеклянные бусы неподвластны времени. Такие бусы изготавливали в Ральсвике с 8/9 вв. – самого начала истории поселения. Бусины в золотой оправе говорят о статусе владельца, но не о времени изготовления. Также и малочисленные остатки весов и гирек не могут быть точно датированы (Steuer 1999).

D. Warnke пишет о датировке: «Использование поля захоронений началось в 9 в. и продолжалось до 12в. Большинство подлежащих датировке могил принадлежит 10-11вв.»(Warnke 1989). Однако для того, чтобы выделать этот временной промежуток нет достаточных оснований. Двух монет 11 века не достаточно для того, чтобы датировать большинство могил. Керамика, ввиду общей проблематики Рюгенской керамики, также не является весомым аргументом. Поэтому датировка должна опираться на общую ситуацию поселения и поля захоронений. Так, поле захоронений без сомнения относится к славнско-викингскому торговому центру. Кроме того: поле захоронений противоречит недавно высказанному предположению, что Ральсвик мог быть городом пиратов (Ruchhöft 2004).

С вероятнотью, граничащей с достоверностью, можно сказать, что поле захоронений «чёрные горы» в Ральсвике было заложено после основания поселения. Поселение в различных фазах существовало с 8 по 12 вв.  Для этой датировки есть достоверные доказательства, представленные в первой части публикации. Выдающуюся роль в этом играет найденный здесь клад серебрянных арабских монет, отчеканенных до 850 года. Скандинавское влияние наиболее выражено в периодах существования поселения А и В, то есть в основном в конце 8 в. и начале 9в. Захоронения также показывают скандинавское влияние. Таким образом можно сделать вывод, что поле погребений возникло вскоре после основания поселения и наиболее  использовалось в 9 веке. В раннему периоду существования поселения видимо принадлежат группы могил 1, 2,3 и, наверное, 6. Очевидно, в группах могил 2,3 и 4 похоронены чужеземные основатели торгового центра, рядом с местным выделяющимся славнским населением. В группах могил 1 и 5 похоже доминируют поселенцы славянского происхождения, в то время, как относительно группы 6 можно заключить, что традиция погребений там была скандинавской. Особое положение имеют группы могил 7, 8 и 9, как уже было показано выше. Связь похороненных там с торговым центром была случайной или вообще спорна.

Традиции и связи на основе похоронных ритуалов и находок

Анализ поля захоронений «чёрные горы» в Ральсвике не принёс нового вклада в уровень знаний об этническом составе этого торгового центра и его межрегиональных связях. Ещё более наглядно, чем по результатам раскопок главного поселения, затронувших лишь от четверти до трети его площади, вводят в курс дела находки из поля захоронений, где было раскопано около 75 % ареала, они же показывают занчение последнего в период формирования поселения. С точки зрения традиций и форм захоронений, можно различить различные типы погребений в разных могильных группах. Эти группы зафиксированны как типы погребений А, В, С и К.

Тип А – насыпание холма над останками кремационного костра вместе с прахом , и тип В – размещение остатков кремационного костра и праха в основании кургана и слоях его насыпи – восходят корнями к традиции распространённой в Швеции.

Для славянских территорий, не находящихся на морском побережье, обычным был другой вид кремационных захоронений. Кремационный прах развеивали в «зоне без погребений»( Zoll-Adamikowa 1997), на природе. В «agris sive in silvis suos sepeliunt mortuos» - говориться ещё в 11 веке в дикрете богемского герцога Бретислава I. Этим дикретом он запрещает подобные захоронения под угрозой сурового наказания (Zoll-Adamikowa 1975).

В Ральсвике, также как и в других приморских торговых центрах, распространился культ мёртвых в виде захоронений в курганах. Такому обычаю следовали, очевидно, и жившие в симбиозе со скандинавами славяне. Тем не менее, они хоронили своих покойников не всегда, или даже зачастую, не под землянным слоем холма, а оставляли их останки на вершинах. О том, что корни захоронений на вершинах происходят из славянских областей, имеется достаточно доказательств. Разумеется, не каждое погребение определённого вида прямо связано с этническим происхождением покойника. В общем же и целом, можно принять, что погребальные обычаи всёже были консервативны и с уважением принимались в мультиэтническом поселении в торговом центре.Различные виды захоронений встречающиеся среди одной внутренней подгруппы, говорят о том, что люди происходящие от различных культурных традиций, очевидно, жили вместе в одном ремесленническом или экономическом обэединении. Такое сожительство уже было выявлено в ходе анализа конструкций строений в главном поселении. После исследования поля захоронений была ещё более уточнена специфика.

В соответствии с анализом могильных групп 1-6, существовало 24 различных группы, каждая из которых имела свою идентичность внутри большОй общности. Из 24 разных групп едва ли можно выделить хоть одну, в которой бы захоронения были представлены одним типом. Как правило в каждой из этих групп встречаются захоронения всех четырёх типов : А, В, С и К, но в разных пропорциях, как это показано в таблицах 3-6 и 9 и планах (илл. 6-12). Невозможно игнорировать и отсутствующую чёткость в разграничении этих групп, на что уже было указано. Основные же тенденции всётаки можно выявить. Среди 24 подгрупп холмовых захоронений, во многих из групп доминируют могилы скандинавской традиции – типы захоронений А и В. Не менее могил представлено и чуждым для Скандинавии обычаем захоронения на вершине. Керамика, применявшаяся для похоронных обрядов – сосуды для транспортировки кремационного праха, сосуды в которых в могилы вкладывали ценные вещи, сосуды для ритуального напитка в память покойных – происходит из славянской традиции, то есть, изготовленных в мастерских, опиравшихся на славянскую традицию (таб.7, илл. 18, 20, 21).

Сложность, преодолеть которую из за состояния находок в определённых групах не удастся, заключается в датировке. Не получится достоверно определить в каких из этих 24 подгрупп хоронили примерно в одно время.

«Имевшие право на погребение» на могильном поле

Из анализа главного поселения, при учтении раскопок и колличества пристаней, становится ясно, что с конца 8  и до 12 вв. в галвном поселении существовало от 15 до 25 различных цехов или других дворовых объединений. Неясна остаётся степень участия так называемого «южного поселения» в структуре населения и использовании поля захоронений Ральсвика.

Курганные захоронения указывают на 24 различных подгруппы среди общего числа могил.  Ни в самом поселении, ни в поле захоронений, не было найдено указаний на то, какое колличество этих объединений существовало в Ральсвике в конкретное время – например в 850 году. Если основываться на колличестве пристаней, то в периоды существования Ральсвика «А» и «В» могло быть 15-17 объединений (Ralswiek I).

Между концом 8 и 12 вв, за четыре столетия, должно было смениться около 15 поколений. Если исходить из того, что в каждом из этих объединений состояло не менее 10 человек - а более вероятно, что в больших объединениях, выявленных в центре поселения, в одно время проживало намного большее колличество народа - то можно принять, что в главном поселении в Ральсвике одновременно проживало не менее 150 человек. На протяжении 15 поколений существования Ральсвика, тогда должно было бы быть погребено не менее 2250 человек. В поле же захоронений, были выявлены могилы не более 500 человек, то есть всего 20% от ранее проживавших в Ральсвике. Других захоронений, не считая нескольких холмов, принадлежащих поместью примерно в 1100 году, в Ральсвике не найдено.  Открытие новых захоронений, способное хотя бы приблизительно восполнить дефицит рассчитанных погребений, не предвидится. Из этого следует заключение, что большая часть умерших жителей Ральсвика была погребена не по тем ритуалам, что были выявлены на курганном поле. Другими словами: существовало разделение между теми жителями, «имевшими право на захоронение» в кургане, и теми, которым такое право не предоставлялось.  Разделение осуществлялось, очевидно, не по этническому признаку, а по социальному статусу (Jensen 2004).

На значение «права» на захоронении в кургане в приморских областях расселения славян, уже было многократно указано (Herfert 1965, Warnke 1989). «Социально-экономический феномен» отмечают в захоронениях в Менцлине и Гросс Стрёмкендорфе (предпологаемый по последним исследованиям Рерик – nap1000). «Очевидно, это были места захоронений для купцов и ремесленников разного этнического происхождения» (Paddenberg 2000). Mожно исходит из того, что лишь высшее слои общества в Ральсвике, славянского или скандинавского происхождения, были похоронены в курганах. Большая же часть тех, кто работал на это высшее общество, была похоронена другим образом. Раскопки в и вокруг Ральсвика не дали об этом никакой информации. Наиболее вероятно, что прах развеивали в «silvis sive agris» ( лат. «лесах и полях» - nap1000). Подобные находки можно сделать лишь изредка. Растительность и животный мир лесов, вместе с сельскохозяйственным использованием ландшафта, практически полностью стёрли эти следы.

Резюме

К полю захоронений «чёрные горы» в Ральсвике принадлежало по меньшей мере 450 курганов. Около 340 из них было систематически изучено в результате археологических раскопок приморского торгового центра викингов и славян в Ральсвике. Курганное поле в Ральсвике явлеятся одним из самых больших полей захоронений в северо-западно-славянских областях раннего средневековья. Среди других известных раннесредневековых полей захоронений, Ральсвик, с 75% исследованной площади, стоит на первом месте. Скандинавские и славянские традиции обстановки могильных полей были детально рассмотрены и классифицированы по славянским и скандинавским сферам влияния на похоронные обычаи.

Разделение курганного поля на группы захоронений вытекает из топографии моренного ландшафта. Группы захоронений были заложены на отдельных выступах морен. Можно отчётливо выделить 7 групп, из которых группы 2 и 3 являются самыми большими. Группы захоронений 8 и 9 лежат в стороне. Можно предположить, что они пренадлежали другой области поселения.

В Ральсвике видна связь между основанием и развитием морского торгового центра и оборудованием поля для захоронений. Раскопки в главном поселении торгового центра показали, что в ранние периоды существования «А» и «В» существовало около 17 объединений или цехов. Этнические корни таких объединений, также как и связь их с группами погребений в курганном поле, выявить не удалось. Тем не менее, было отчётливо видно 4 различных типа погребений: насыпание курганного холма на остатки кремационного костра, праха, вложенных вещей прямо на месте сожжения (А); помещение в куганный холм остатков кремационного костра, праха и вложенных вещей, принесённых сюда с неизвестного места кремации (В); захоронения на вершине курганного холма (С) и трупоположения (К), большинство из которых находилось под курганной насыпью, хотя встречались и плоские могилы.

Оценка численности населения в Ральсвике показала, что не более 25% проживавших здесь с конца 8-го до второй половины 12-го века, было захоронено на курганном поле. Этнические и социально-экономические факторы, очевидно, определяли «право» на захоронение на курганном поле. Поле захоронений даёт представление о том как отправлялась в дорогу к миру мёртвых лишь небольшая часть населения, его элита.

Анализы групп захоронений 1 – 7 показали различное влияние славянских и скандинавских традиций. В группах захоронений 2,3,4 и 5 рядом друг с другом соседствовали славянские и скандинавские похоронные обычаи. Группа захоронений 6 в своём центре подчинена скандинавской традиции. Славянские традиции определяют группу захоронений 1.Группа захоронений 7 занимает особое положение тем, что в ней, очевидно, захоронен скандинавский управляющий кораблём.

Число вложенных в могилы вещей в общей сложности не велико. Почти везде сохранились осколки керамики, в основном фрезендорфского типа. Находки из железа, прежде всего, многочисленные ножи, встречались наиболее часто в группах захоронений 2 и 3. Только около 50 из 340 могил содержало выдающиеся вложения. Золото и серебро встречалось редко, предметы из бронзы – чаще. Среди вложенных вещей находились также и кости животных. Точное хронологическое отнесение отдельных могил, или их групп, к обобщённой датировке концом 8-го – серединой 12 века невозможно.

В части 5, публикации о славянско-викингском морском торговом центре, были представлены результаты многолетних раскопок бывшего Центрального института по старой истории и археологии академии наук. Находки и данные исследования главного поселения с пританями, кладом серебрянных монет и святилищем, представляют определённую картину жизни морского торгового центра между 800 и 1200 гг. Представленные теперь результаты раскопок на поле погребений дополняют эту картину. Археологическая история маленького торгового центра раннего средневековья на Рюгене , таким образом, представлена для научного использования и дисскуссии.

Joachim Herrmann, Dieter Warnke – Ralswiek auf Rügen, Teil 5, Das Hügelgräberfeld in den „schwarzen Bergen“ bei Ralswiek, 2008.

Оригинал на немецком

Подробные планы курганов и находок

Особый интерес, кроме могилы «вампира», вызвала и могила с вложенной черепной коробкой и человеческими костями. Что бы это могло быть? Похоже если на на жертвоприношение, то по крайней мере на какой то особый ритуал с использованием черепа. С учётом найденной на Рюгене трепанации черепа, довольно интересно.

Интерпретация некоторых могил как «безусловно скандинавских» тоже не бесспорна. Вроде как всё разложено по полочкам, но на самом же деле по одним только данным археологии крайне редко можно сделать правильный вывод. Археология в силах лишь зафиксировать нахождение определённой вещи в определённом месте, а вот рассказать о его истории – далеко не всегда. Конечно, археологам необходимо дать какую то обоснованную интерпретацию найденным вещям, но нужно принимать во внимание и другие факторы. Похоже, на некоторые вопросы уже просто не найти ответов. Вот например, трупоположения. Они появляются у балтийских славян с 10 века. Херрманн приходит к выводу, что на Рюгене они не могут быть связаны ни с немцами, ни с распространением христианства. По его мнению это – скандинавы. Однако множество трупоположений известно у балтийских славян и в таких местах, где скандинавов не было и в помине. Например, с самой середине сегодняшней Германии – в Тюрингии. И тут трупоположения считают перенятой христианской традицией. То есть, рассматриваются все варианты, порой даже противоречащие друг другу, кроме одного – что изменение погребального обычая могло иметь какие то другие, неизвестные и независимые ни от скандинавов ни от немцев причины. Учёные всегда пытаются найти наиболее рациональное и «приемлемое» в рамках общепризнанной версии объяснение. Но  далеко не все из происходящих событий обязательно должны были быть «в высшей степени рациональны».

Вот например как Саксон Грамматик описывает ИЗМЕНЕНИЕ погребального обычая рутенов:

«После этого Фротон созвал племена, которые победил и определил согласно закону, чтобы всякий отец семейства, который был убит на войне, был предан захоронению под курганом с конём и всем снаряжением. Если же кто-то из грабителей могил касался их из преступной жадности, он наказывал их не только смертью, но и тем, что не предавал их трупы земле, дабы лишить их могильной насыпи и посмертных жертв, так как он считал справедливым, чтобы осквернитель чужого праха не получил никаких воздаяний и обрёк собственное тело той участи, которую он приготовил другому. Тела же каждого центуриона или сатрапа дóлжно было сжечь на воздвигнутых кострах в собственных кораблях. Тела рулевых должны были предаваться пламени по десяти на корабле, но каждый павший герцог или король должны были сжигаться на своём собственном корабле. Он пожелал, чтобы совершенно точно [640] осуществлялись погребения павших, дабы не допустить одинаковых для всех погребений без различия»

То есть, по историческим источникам, пусть даже и легендарного характера, получается что погребальный обряд мог быть изменён или введён одной лишь волей правителя. А на основании одних археологических данных в этом случае мы бы получили очередную «рациональную» версию эволюции погребального обряда под влиянием другой религии, если не вывод о пришествии на эту территорию другого народа. А всё может быть намного проще. Кстате, интересно, что Саксон Грамматик указывает на то, что у одного и того же народа в одно и то же время существовало несколько погребальных обычаев. Без всяких религиозных влияний или сожительства других народов. Различия в погребальных обрядах были основаны на сословных различиях. И именно к такому же выводу приходит и Херрманн на основе раскопок захоронений на Рюгене.

Так же нелепо выглядят и попытки немецких исследователей объяснить развитость язычества балтийских славян, в том числе и наличие множества прекрасно сделанных храмов, а заодно и трупоположения, христианским влиянием. Мол, славяне переняли христианские ритуалы (разумеется гораздо более развитые) для того, чтобы мотивировать местное население яростнее бороться с этим самым христианством. К сожалению, логика таких рассуждений от меня ускользает. Поменять в традиционном обществе свои обычаи на обычаи врага, чтобы с этим врагом бороться! И причём на огромной территории, никогда не составляющей политичиского единства. Видимо, собрались в какой то момент славянские волхвы со всех земель на вече и приняли – а давайте ка мы, чтобы не пустить к нам христианство, начнём хоронить своих покойников как они, и храмы как они строить. Прямо масонский заговор какой-то. Да и как перенятие обычаев должно было помочь в борьбе с христианством? Это как если бы Гитлер в 45 для мотивации немцев на оборону Берлина заставил бы немецких солдат петь песни на русском языке. Или мулла заставил бы араба-смертника перед тем как взорваться в общественном месте, поесть свинины и поставить свечки в христианской церкви. Совершенно не понятно, почему эту глупость продолжают печатать во всех немецких книгах по истории. Я уже не говорю о том, что это прямо противоречит всем историческим источникам того времени. Хотя нет, наверное, всё-таки понятно почему. Книги эти пишут на основе археологических находок. А археологически трупоположения христиан и славян, хоть и имеют различия, но в общем похожи.



Tags: Ральсвик, Рюген, археология, погребальный обряд
Subscribe

  • Идол из Херцшпрунгского клада.

    В конце 2011 года в местечке Херцшпрунг на берегу Парштайнского озера в исторических землях укрян, сейчас более известных как историческая область…

  • Детали Арконского здания

    Несколько деталей ко вчерашней заметке. Сделал скрин из видеоролика, где художник реконструирует здание по плану раскопок на комьютере. из…

  • Арконская "церковь". Сомнения по поводу сенсации.

    Сообщение о любопытной находке на Арконе в этот раз удостоилось даже того, чтобы стать сюжетом северо-немецких новостей. То, на что претендуют…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Идол из Херцшпрунгского клада.

    В конце 2011 года в местечке Херцшпрунг на берегу Парштайнского озера в исторических землях укрян, сейчас более известных как историческая область…

  • Детали Арконского здания

    Несколько деталей ко вчерашней заметке. Сделал скрин из видеоролика, где художник реконструирует здание по плану раскопок на комьютере. из…

  • Арконская "церковь". Сомнения по поводу сенсации.

    Сообщение о любопытной находке на Арконе в этот раз удостоилось даже того, чтобы стать сюжетом северо-немецких новостей. То, на что претендуют…