nap1000 (nap1000) wrote,
nap1000
nap1000

Category:

Некоторые мысли по поводу ободритов - 2.



Помимо обширных цитат из Адама, хроника Гельмольда содержит большое число уникальной и нигде более не упоминаемой информации об ободритах и ваграх, что и понятно – он долгие годы посвятил христианизации этих земель и должен был знать их лучше других. Не «вычеркнув» варнов как ререгов, он, очевидно, должен был быть согласен с существованием такого наименования мекленбургских славян к северу от Эльбы, востоку от крепости Мекленбург и к западу от устья реки Варнов. И в тоже время, он сообщает новые, не восходящие к Адаму подробности истории всех мекленбургских племён «списка Адама» (вагров, полабов, ободритов, линонов, хижан, чрезпенян и др.), кроме варнавов. Очевидно, что у этого странного обстоятельства должны были быть свои причины. В то время, как для вагров, ободритов и полабов в текстах Адама и Гельмольда упоминаются свои князья, столицы ( для вагров – Старигард/Ольденбург, для ободритов – Мекленбург, для полабов – Ратцебург) и «племенные боги», точнее «боги земли племени» (для «альденбургской земли» вагров – Проне, для полабов – Жива, для ободритов – Радегаст), ничего подобного их хроники не сообщают о варнах. Более того, во время активной христианизации ободритских земель князем Готтшальком, в них создаётся 2 епископства:

«Итак, при этом князе христианскую веру смиренно почитали все славянские племена, которые относились к Гамбургскому диоцезу, а именно, вагры, ободриты, ререги и полабы; а также линоны, варны, хижане и черезпеняне вплоть до реки Паны, которая в грамотах нашей церкви именуется Пеной...Тогда же во всех городах были основаны обители живущих согласно канонам святых мужей, а также монахов и святых дев, как то свидетельствуют те, которые видели их в Любеке, Ольденбурге, Ленцене, Ратцебурге и других городах. В Магнополе же, славном городе ободритов, как говорят, было три общины служивших Богу людей» (Адам, 4-19)

В этом, уже знакомом нам отрывке 4-19  Адам снова повторяет свой «список земель и славянских племён», вошедших в Гамбургский диоцез при Готтшальке. Главные города, в которых тогда были основаны епископства вполне соответствуют «племенным землям» этого списка следующим образом: Ольденбург был столицей вагров, Ленцен – линонов, Ратцебург – полабов, Магнополь – ободритов. Любек находился также на территории ободритов. Возможно, возвышение этого города было связано с обмелением канала называемого сейчас Валленштайнграбен и обеспечивавшего некогда соединение крепости Мекленбург с морем. Адамом он упоминается как значительный город уже в 11 веке. Позже сменивший Готтшалька князь Крут построил напротив него новую крепость – Буковец, а сменивший Крута Генрих Любекский восстановил заново Старую Любицу. Упоминание Адама, таким образом, отображает процесс постепенной утраты роли крепости Мекленбург перед новым городом в устье Травы. Интереснее же в этом случае другое. В землях варнавов опять не упоминается ровно ничего. Там не было ни князей, ни столицы, ни племенного бога, там не возводили церквей, не создавали епископств – нельзя не признать, что «варнавы» в текстах Адама и Гельмольда не выступают как отдельная от племени ободритов политическая сила или культурная общность. Варнавы в хрониках Адама и Гельмольда выступают лишь как название славян, живших на территории, контролируемой «ободритами», что становится отчётливо ясно при попытке сопоставления границ «земли ободритов» и места проживания варнавов. По описанию Адама варны находились между крепостью Мекленбург, хижанами и линонами . Столицей хижан был город Кессин в устье реки Варнов. То есть, нижнее течение Варнова, у впадения его в море, варнам уже не принадлежало. Столицей линонов был город  Ленцен на Эльбе. Для варнов, таким образом, остаётся территория к востоку от Шверинского озера в бассейне реки Варнов, до нижнего её течения, бывшего уже землями ободритов.


илл. 5. Упоминаемые в хрониках Адама и Гельмольда города полабов, линонов, ободритов и хижан (красным) и варская топонимика (белым).

Можно было бы предположить, что тут-то и были земли варнавов, однако противоречия этому обнаруживаются в самом тексте Гельмольда. Как уже отмечалось выше, отрывок с варнавами позаимствован им из текста Адама. Там же, где описания ободритских земель были оставлены самим Гельмольдом и не восходят к Адаму, эти земли упоминаются просто как «ободритские». Так, сообщается, как после смерти Генриха Любекского между его сыновьями возникла междоусобица из-за наследства. Один из его сыновей, Святополк, «призвав графа Адольфа с гользатами и штурмарами, предпринял поход в землю ободритов и осадил город, который называется Вурле. Когда город перешел в его власть, Святополк отправился дальше, в город хижан, и осаждал его в течение пяти недель» (Гельмольд 1-48)

Из чего выходит, что расположенная на Варнове крепость Вурле (илл. 5) находилась не в варнских, а в ободритских землях и ободритские земли прямо граничали с землями хижан. Это же косвенно подтверждается и в отрывке 1-87, где Гельмольд упоминает Вурле в одном ряду с другими крепостями ободритов - Илово, Мекленбургом, Зверином, Добином, замечая, что Никлот из всех этих крепостей оставил себе одну лишь «Вурле, расположенную на реке Варне, возле земли хижан». Варнавы не упоминаются. Несколькими строками ниже в числе ободритских земель упоминается и Миликов, очевидно, тождественный Мальхову и находящийся таким образом на крайнем восточном пределе подконтрольных ободритам земель (илл.5).
Таже ситуация наблюдается и в отрывке 1-52. После смерти Кнуда Лаварда ободритские князья «Прибислав и Никлот, разделив государство на две части и управляя: один землей ваирнов и полабов, другой землей ободритов». (1-52) Под «ваирнами» имеются ввиду вагры, так как во владение Прибиславу по хронике Гельмольда достался Старигард. Варнавы не упоминаются, в то время как под «землёй ободритов» понимаются все земли к востоку от вагров и полабов.

Любопытно, что не упоминают варнавов в числе владений Никлота и его сына Прибислава и генеалогии доберанского монастыря, вместо этого титул ободритских князей по ним звучит как «король вагров, чрезпенян, полабов, ободритов, хижан и всех славян», что соответствует не восходящим к Адаму описаниям Гельмольда, где земли ободритов на востоке доходили до крепости Вурле и Мальхова и граничили где-то в этой области с племенем хижан и лютичей.  


Илл. 6. Титул Никлота и Прибислава по доберанским генеалогиям.

Та же ситуация прослеживается в отрывках Гельмольда 1-6 и 1-36, где за ободритами сразу следуют хижане или кессины:

1-6. Winithos, eos scilicet qui dicuntur Wagiri, Obotriti, Kycini, Circipani, et usque ad flumen Panim et urbem Dimin.

1-36. Wagiri, Polabi, Obotriti, Kycini, Cyrcipani, Lutici, Pomerani et universae Slavorum naciones

Первый отрывок (1-6) похож на компиляцию из двух отрывков Адама (4-19) «Chizzini et Circipani, usque ad Panem fluvium» +  (2-18) «Chizzini et Circipani, quos a Tholosantibus et Retheris separat flumen Panis, et civitas Dimine».

Итак, странным образом, детальный разбор источников показывает, что, несмотря на упоминание вскользь неких варнабов Адамом Бременским и перенявшим позже его слова Гельмольдом, никаких варнавов в 11-12 веках, получается, и не было, а были только ободриты. Само же имя ободритов, в тоже время, было учёным анахронизмом и не соответствовало реальному самоназванию племени уже в 11 веке. Привлечение топонимики, как нового источника, показывает, что если кто и оставил в ней следы, то именно варнавы, вары или варны, а не ободриты. Топонимика на «вар» достаточно многочисленна на южной Балтике


Илл.7. Топонимика на «вар» в Восточной Германии.

Показательно, за единственным исключением (Hwerеnofeldа/Werinofelde) что вся топонимика на «вар» выказывает черты славянского словообразования, то есть передаёт не сохранившийся в источниках живой язык мекленбургских славян, а не «учёные» термины. С одной стороны настолько широкое распространение «варнской» топонимики в славянских землях, говорит скорее за то, что такие топонимы восходят к севернолехитскому «варна»-«ворона», так как эта топонимика известна в землях разных племён. Собственно, именно так и трактует большинство южноблатийских «Варновов» современная немецкая лингвистика. С другой, ряд топонимов не может восходить к основе «варна» и предполагает образование их от основы «вар» - Варин, Варниц, и нем. «Веринофельде» или «Хверинофельде», то есть «поле веринов». Переход а-е был делом довольно обычным, что у континентальных германцев, что у севернолехитских славян, так что, к примеру, первое упоминание одного из Варницев, нынешнего района Шверина, впревые как «Вернице», может быть вполне естественным. Второй, Бранденбургский Варниц, находящийся в Пригнице, впервые упоминается и вовсе как Верлиц, однако датская форма этого топонима звучала как «Varnas», в нём подозревают связь с «древнегерманским племенем варинов» ( Springer M., Warnen, In: RGA, Bd.33, S. 275). Ещё более однозначным признаётся указанием на «древнегерманское племя варинов» немецкое название местности «Веринофельде», находившейся в 9 веке где-то к востоку от реки Заале (к примеру: Herrmann J, Slawen in Deutschland, Berlin, 1985, S.10; или: Much R Die Germanen des Tacitus, Heidelberg, 1967, S. 446).  Также и для реки Варнов, единственного из многих славянских «Варновов», принимается возможность этимологии от «древнегерманского племени варинов» ( Foster E., Willich C. Mecklenburg. Ortsnamen und Siedlungsentwicklung, Stuttgart, 2007, S.377).  Связь с неким «германским» племенем во всех случаях кажется надуманной и необоснованной – все эти топонимы упоминаются впервые в то время, когда эти земли достоверно были уже несколько столетий населены славянами. Заале упоминается как граница между сербами и тюрингами в том же 9 веке, что и «варинское поле» к востоку от Заале. Археология подтверждает не только повсеместное расселение славян к востоку от Заале но и к западу от этой реки, по крайней мере до реки Унструт в центральной Тюрингии, так что «граница между тюрингами и сербами» во франкском понимании была не более, чем границей франкской провинции Тюрингия, населённой в 9 веке в перемежку славянами и германцами и неподконтрольными франкам землями независимых сербов.


Илл. 8. Расселение славян в Тюрингии, западнее реки Заале.

Таким образом, топоним Веринофельде, хоть и германского происхождения, но может указывать лишь на то, что земли, где в 9 веке жили лужицкие сербы и не жили германцы, немецкие соседи сербов называли «полем варинов». Любопытно и то, что 2 топонима, возможно указывающих на «варнов» - Варин и Варниц, находятся на территории проживания ободритов в узком смысле, в самом его центре, между главными ободритскими городами Зверин и Мекленбург. В любом случае, в отличии от полного отсутствия топонимики, указывающей на «ободритов», достаточно обильная «варинская», «варская» или «варнавская» топонимика находится в интересующем нас регионе.

Анализ всех этих свидетельств наводит на мысль, что вары, варны, варины или варнавы или какая-то близкая форма попросту и была славянским самоназванием племени «ободритов», по крайней мере в 11-12 веках. Хронисты, привыкшие к «учёному» названию в тоже время отмечали, что название это «уже» не соответствует действительности. Само представление Адама о том, что «ободриты» было самоназванием племени в более ранние времена могло попросту являться его интерпретацией «ободритов» из цитируемого им текста Эйнхарда. Другими словами, прочитав Эйнхарда, Адам, конечно, понял о ком речь, и, воаможно, удивившись незнакомой ему до этого форме названия, мог принять её более древнее название ререгов, но перенять в свою хронику. Вероятно, зная, что тех славян, что правят в Мекленбурге ранние хроники называли ободритами, а в его время их называли ререгами, ему в тоже время было известно и то, что по окраинам контролируемых мекленбургскими князьями земель, славяне называют себя иначе – ваграми, полабами, линонами, варинами. Возможно, ввиду плохого знания славянского, несколько локальных названий одного племени и «учёная» традиция старых хроник были приняты им за отдельные племена.

В действительности же до Адама во франкских хрониках не было упоминаний варнавов в западном Мекленбурге, хотя земли ободритов «в широком смысле» предстают как состоящие из нескольких областей с самых первых упоминаний. В 808 году франкские анналы сообщают о подчинении датским королём Готтфридом двух ободритских областей. Кроме того, сообщается о двух зависимых от ободритов славянских племенах на Эльбе, поднявших мятеж и перешедших на сторону Готтфрида – смельдингах и линонах. О последних достоверно известно, что их столицей был город Ленцен на юге современного Мекленбурга. По всей видимости, это племя было изначально «вильцким», а не ободритским, так как Видукинд Корвейский описывает в 10 веке разрушение саксонцами столицы линонов, Ленцена, как ответ на нападение редариев. То же можно заключить и из описанного Гельмольдом похода ободритского князя Генриха Любекского на брежан, в ходе которого он «случайно» узнал у проживавшем по соседству славянском племени линонов, не собиравшемся поднимать мятеж или выступать против него, однако разорил их земли и увёл много пленных. Смельдинги должны были находиться к северу от Эльбы, в её нижнем течении, и к востоку от линонов, примерно в районе современного города Дёмиц и возможно далее на запад. Упоминания о них прекращаются к концу 9 века, а в 11 веке примерно на этих же территориях описывается племя полабов со столицей в Ратцебурге. Само название полабов очевидно происходит от названия местности – района, по/выше [реки] Лабы. В этом же 11 веке упоминается и князь Ратибор, как один из 3 ободритских князей, с именем которого обычно связывают название столицы полабов Ратцебурга ( т.е. «город Ратибора»). Форма, приводимая Адамом – polabingi – возможно была германским экзоэтнонимом происходящим от славянского названия местности *Polabe и германского суффикса принадлежности –ing. Таким образом, для формы «полабы» (в смысле «племени») можно также предположить позднее возникновение. Эта форма могла быть обобщённым названием для ряда более мелких племён, в том числе и бывших смельдингов, объединённых в 10, а то и 11 веке, быть может даже только самим Ратибором,  в единое политическое целое или даже и вовсе титулом. Случайно ли в отрывке 4-19 полабинги были приравнены Адамом к ободритам и ререгам? Были ли области смельдингов и линонов в 808 веке теми областями, на которые удалось наложить дань Готтфриду, или речь шла о совсем других ободритских областях – также остаётся неизвестным. Однако на основании этого сообщения можно предположить деление ободритского государства как минимум на 2 области – на область смельдингов и «ободритскую область» или на область смельдингов и ещё 2 «ободритские области». Притом, что племя линонов также входило в ободритское государство до 808 года, оно не учитывается в данном случае по причине иного, вильцкого происхождения.

Баварский географ во второй половине IX века также говорит о существовании двух групп ободритов, из которых первая – северные абодриты (Nortabtrezi), проживающие возле данов и граничащие с франкскими землями, и вторая - восточные абодриты (Osteratrezi), обитающие где-то в другом месте, за пределами франкского государства. На первый взгляд, может показаться, что под «восточными ободритами» имеются ввиду «дунайские ободриты», известные франкам примерно в тоже время. Однако в 823 году, то есть за год до прибытия послов дунайских ободритов к императору, в анналах королевства франков говорится о гибели короля вильцев Люба в сражении с восточными ободритами (Osterabtrezi). Ход событий тех лет не позволяет поместить этих восточных ободритов 823 года нигде, кроме современного Мекленбурга. Очевидно, что под «восточными ободритами» должна была подразумеваться восточная часть южнобалтийских ободритов, действительно воевавших в начале VIII века с вильцами и таким образом, это сообщение также указывает на деление ободритского государства во второй половине IX века не менее, чем на 2 области.
В 10 веке на двойное деление ободритов – на собственно ободритов и варов – указывает Видукинд Корвейский, тоже подтверждает в начале 11 века и Титмар Мерзебургский, упоминая «ободритов и варов» как нечто единое. Более подробно на этих сообщениях ещё предстоит остановиться в последствии.

Гельмольд из Бозау, хоть и перенявший якобы «четверное деление» ободритов на вагров, полабов, ободритов и варнов, в другом, не восходящем к Адаму моменте, сообщает о разделении государства ободритов между двумя ободритскими князьями Никлотом и Прибиславом на 2 части, притом, что Прибиславу достались две западные области – Вагрия и Полабье, а Никлоту всего одна – «ободритская».
Таким образом, все источники во все времена сообщали о разделении государства ободритов на 2 или 3 области, но никто из них, кроме Адама, не сообщает о четвёртой, «варнской» составляющей ни до ни после него. В результате закрадывается подозрение, что «список» Адама был следствием недостаточно детального знакомства его со славянскими землями. С одной стороны, он определённо знал ещё из старых франских хроник о том, что славян, правящих землями от Вагрии до Варнова называли ободритами, но знал также и совремненные ему названия проживавших на этих землях племён, причём некоторые в немецких (полабинги, раны и, возможно, вагры), а некоторые в славянских (варнабы; возможно, ререги) формах и всё это попало в один «список», являющийся ввиду этого компиляцией всей известной Адаму в то время информации по мекленбургским славянам, собранной из разноязычных и даже разновременных источников, но совсем не обязательно отражающим собственно славянские названия и деления на области. Такие компиляционные «списки славянских племён» и перечисление нескольких разных форм названий одного племени, как нескольких разных племён, были характерны для Адама. Тоже самое он описывал и в более восточных землях в том же отрывке 2-18:

«Есть и другие славянские племена, которые проживают между Эльбой и Одером, как-то: гаволяне, живущие по реке Гавель, доксаны, любушане, вилины, стодоране и многие другие» (2-18)

Гаволяне и стодоряне перечислены как два отдельных племени, причём разделённые при этом аж целыми тремя славянскими племенами, хотя в действительности гаволяне и стодоряне – было двумя разными названиями одного и того же племени. Потому, нельзя исключать подобного и для неподтверждаемых другими источниками варнабов, вполне возможно бывших просто другим названием «ободритов в узком смысле». При этом локализация их между Ратцебургом (полабы), Ленценом (линоны) и Кессином (хижане) как раз и является описанием области, неоднократно называемой Гельмольдом просто «ободритской» и которая при разделе досталась Никлоту.
Tags: варины, история, источники, мысли, ободриты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments